Архив / RSS / 24 ноября 2017г.
Авторская колонка Петр Старцев
Поэт (Ленинград)
Левиафан

Левиафан

Политика 2015-01-22 17:49:52

Левиафан: почему я против

Какое право вы имеете трогать наши язвы своими холёными пахнущими нездешним одеколоном пальцами?

Сначала несколько слов о литературе. В своё время Тургенев говорил о некоторых современных ему писателях «слишком много эти несчастные читали и слишком мало жили». Лучше нашего величайшего писателя и сказать невозможно. Ситуация со времён Тургенева лишь усугубилась: выросли уже несколько поколений потомственных литераторов, не видевших в жизни вообще ничего, кроме филфака, литературной критики, литературной тусовки и книг таких же как они писателей. Появилась чудовищное явление литературы для литературы, когда писатели пишут о писателях, пишущих о писателях, а потом это читают только и исключительно другие (такие же, как первые) писатели, критикуют такие же критики, а потом за всё это вручаются никому, кроме писателей, не нужные премии. А кто вам, ребята, сказал, что в кино не так? В кино точно так же. В последние годы – годы расцвета потомственных режиссёров – это особенно очевидно. Процесс этот на Западе начался несколько раньше, и ещё дальше зашёл. Но мы догоняем. Это первый тезис.

Теперь тезис второй. Пару слов о премиях как таковых, и начну опять же с литературы. Недавно ЦРУ рассекретило какие-то документы, из которых стало известно, что нобелевская премия Пастернаку – их работа. Кто-то сомневался? А премия Шолохову – это наша работа. В ответ на Пастернака Хрущёв, вместо того, чтобы не кормить жирного нобелевского тролля, как это делалось при Сталине, добился, чтобы «нобеля» дали теперь уже нашему «идеологически правильному» писателю. А Бродский? А Солженицын? К литературе эти премии имеют весьма косвенное отношение. Причём, с самого начала, с первого же нашего лауреата – с Бунина. Об этом хорошо сказал советский писатель Смирнов: «…они ухитрились не заметить Толстого, Горького, Маяковского, Шолохова, но зато заметили Бунина. И только тогда, когда он стал эмигрантом, и только потому, что он стал эмигрантом и врагом советского народа». Одним словом, все эти премии никак не связаны с литературными достоинствами лауреатов. Велики ли они (как у Шолохова) или их практически нет (как у Пастернака), или же они есть, но на то, чтобы стать предметом всемирного обсуждения (как в случаях Бродского, Бунина и Солженицына) никак не тянут – не имеет ровным счётом никакого значения. А кто вам сказал, ребята, что в кино не так? В кино точно так же.

И третий тезис. Марксистский, можно сказать. Примерно с начала 50-х гг. XX века началось слияние национальных буржуазий в единую транснациональную общемировую. Вторыми после самих крупных капиталистов побежали сливаться воедино те самые деятели искусств, о которых было сказано в начале этой заметки. И у них это весьма успешно получилось. Появилась эдакая всемирная тусовка оторванных от реальной жизни парящих в виртуальном пространстве людишек, не державших в руках ничего тяжелее айфона, которая идеологически обслуживает интересы ТНК и пропагандирует их ценности. Кто-то очень умный назвал их общечеловеками. Так вот, Звягинцев – один из них. О Звягинцеве решительно всё понятно после просмотра фильмов «Возвращение» и «Елена». Для них это свой. Увидев «Возвращение», общечеловеки, гнездящиеся в Канне и Венеции, просто не могли не возрадоваться. Ну вот! И в России теперь проросло наше гнилое семя! Теперь и здесь всходы пошли! На тебе премию!

На практике получается, что борцы за «общечеловеческое» дело, используя лозунг «все мы разные все мы равные» становятся удивительно одинаковыми, как сделанными под копирку. Я ожидал, что Звягинцев буде снимать фильмы об угнетении больного неизлечимыми болезнями ребёнка-гомосексуалиста тоталитарным режимом. Но появилась тема поинтереснее. У общечеловеков имеется задача глобальная: сверхзадача, так сказать. Это вдалбливание в мозги человечества той мысли, будто общественное (например, Родина, семья, народ) это по большому счёту мерзость. И перед желаниями (пусть и самыми извращёнными) отдельной личности (пусть сколь угодно жалкой и ничтожной) всё это должно отступать на второй план.

Но помимо этой сверхзадачи возникают порой задачи локальные. Например, в связи с тем, что «русиш швайн» посмел зашевелиться и чего-то возжелать, надо ткнуть этот народ лицом в дерьмо и указать ему, что рашка – это вата и мерзость. Для таких целей обычно достаётся из закромов Пастернак или Солженицын и номинируется на нобелевскую премию. Сейчас, благодаря в т.ч. деятельности тех же общечеловеков, мир перестал читать, ему подавай картинки. Поэтому не нобелевская премия какому-нибудь Диме Быкову, а золотой глобус Звягинцеву. И схемы, по которым работает эта система, отработана со времён Бунина. Все много говорят о режиссёре Звягинцеве, а стоило бы больше внимания обратить на продюсера Роднянского. Режиссёров вроде Звягинцева пруд пруди – они, общечеловеки, как уже говорилось, идентичны что рабочие муравьи: бесполые, безнациональные, бездушные и бессмысленные. А вот делец-продюсер, который займётся выбором конкретного режиссёра, его раскруткой и продвижением его фильма – это товар штучный. Таких ловких пройдох, тесно связанных к тому же с мировой общечеловеческой элитой, поискать.

А теперь внимание. То, что деньги на фильм Звягинцева выделяло государство, вы наверно знаете. А что перед тем, как заняться фильмом Звягинцева, Роднянский продюсировал все фильмы Бондарчука? Нет желания развивать подробнее эту тему. Это к тому, что нами управляют поклонники Солженицина, встроенные в мировую транснациональную капиталистическую систему, и зависящие от неё на 100%. Да, сейчас они рядятся в патриотов. Хотя у того же Бондарчука или Мединского этот показной патриотизм таков, что от него за версту смердит махровой либеральщиной. Но едва им поступит команда от начальства, они сдадут страну в две минуты и без зазрения совести.

И опять напоследок о литературе. Был в Советском Союзе такой великолепный (естественно, старательно забытый сегодня) писатель Дубровин. В автобиографическом романе «В ожидании козы» он описывал своё детство, жесточайший послевоенный голод и разгул преступности. Ничего не утаил и ничего не приукрасил. Читаешь, и хочется плакать. А когда на ту же тему пишут Солженицын или Берггольц, – чувствуешь за правильными словами какое-то дикое злорадство. Злорадство и одновременно какие-то адские ненависть и презрение к умирающим от голода людям.

Сравнительно незаметно на фоне Левиафана прошёл выход другого фильма на схожую тему. Это фильм под простым и незатейливым названием «Дурак». Шедевром его назвать трудно, но это хорошее современное кино. Коррупция, жестокость и античеловечность власти, идиотизм агонизирующей и разлагающейся системы – всё показано. Но нет ощущения плевка в душу. А вот Звягинцеву, Роднянскому и сбежавшему «из этой страны» в Канаду Серебрякову хочется сказать одно. Какое право вы имеете трогать наши язвы своими холёными пахнущими нездешним одеколоном пальцами?




«Наш Век»

Все права защищены. Использование материалов wek.com.ua разрешается только при условии ссылки на wek.com.ua
Редакция оставляет за собой право не соглашаться с мнением авторов.
Письма в редакцию: wek2000@ukr.net . Разработка сайта : Need4Site.Net Новый сервер
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Статьи партнеров